Ru Eng

Пробация по-российски: как живут те, кто вышел после многолетнего срока

Советник АБ «ЗКС» Геннадий Есаков дал комментарий для «Редакция спецреп» Алексея Пивоварова. Тема выпуска «Пробация по-российски: как живут те, кто вышел после многолетнего срока».

На днях Правительство России утвердило концепцию развития уголовно-исполнительной системы. Кроме всего прочего, в ней говорится о создании института пробации, который должен помогать бывшим зекам социализироваться в обществе.

До сих пор с этим большая проблема. Людям, вышедшим на свободу, крайне сложно устроиться на работу и практически невозможно вернуться к полноценной жизни.

Почему это должно волновать нас? Да потому, что, если такие люди возвращаются на преступный путь, они становятся угрозой всем вокруг.

Смотреть комментарий с 19:26

Содержание:

0:00 В России обещают создать службу пробации. Что это значит? 
1:33 Артём Гузюк, 41 год. 20 лет — в заключении 
4:18 Александр Королёв, 43 года. 23 года — в заключении 
5:55 Как в колонии готовят заключённых к выходу на волю? 
8:45 Василий Гинда, 71 год. Более 40 лет — в заключении
11:14 «Я знаю, что Ельцин умер, что у Горбачева жена умерла» — что знает Артём о жизни на воле 
14:38 Социальные общежития для бывших зеков 
21:11 Роман по переписке: как жена Александра Королёва ждала его 13 лет 
25:11 Работные дома для бывших сидельцев: адаптация или рабство? 
30:17 Как Артёму приходится ютиться у знакомого по тюрьме 
31:46 Почему закон о социальной реабилитации бывших осуждённых не приняли? 
34:55 Кем могут работать бывшие зеки? 
38:40 Артём в супермаркете после 20 лет на зоне 
41:52 Пастор Евангелическо-лютеранской церкви — более 10 лет в заключении 
44:28 Как пастор стал защитником прав заключённых, а потом их работодателем 
48:38 Институт пробации: Россия и Америка 
54:10 Артём впервые видит компьютер и свой родной город на гугл-картах  
55:35 Об административном надзоре

Источник: Редакция