Ru Eng

Адвокатам рассказали об уголовной ответственности в корпоративных отношениях

Адвокатам рассказали об уголовной ответственности в корпоративных отношениях

С лекцией на эту тему на вебинаре ФПА выступил заведующий кафедрой уголовного права факультета права НИУ ВШЭ, советник АБ «ЗКС» Геннадий Есаков

Он рассказал о преступлениях, связанных с преступным движением капитала, и о нормах, которые могут быть применены в случае установления такого факта, и подробно остановился на ситуациях вывода активов.

Как сообщает пресс-служба Федеральной палаты адвокатов, 29 апреля в ходе очередного вебинара по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Уголовная ответственность в корпоративных отношениях. Актуальные вопросы квалификации» выступил доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», советник Адвокатского бюро «ЗКС» Геннадий Есаков. 

В начале своего выступления лектор отметил, что судебная практика по рассматриваемой категории дел, во-первых, носит «хаотичный» характер – в ней имеются противоречивые решения, во-вторых, – «рудиментарный» характер, иными словами, является уникальной: это единичные случаи тех уголовных дел, по которым состоялись приговоры и они же вступили в законную силу. 

В ходе лекции Геннадий Есаков рассказал о преступлениях, связанных с преступным движением капитала, и о нормах, которые могут быть применены в случае установления факта такого движения капитала. Блок этих норм лектор условно разделил на две большие ситуации: корпоративное мошенничество, квалифицируемое по ст. 159 УК РФ, и злоупотребление полномочиями в корпоративной сфере – по ст. 201 УК РФ. 

Отдельное внимание эксперт уделил характеристике корпоративного мошенничества в разрезе двух возможных ситуаций: использование подставных лиц и вывод активов. 

Как отметил спикер, появившиеся сравнительно недавно ст. 173.1, 173.2 УК РФ ориентированы на использование подставных лиц в процессе деятельности организации. В частности, ст. 173.1 УК РФ ориентирована на привлечение к уголовной ответственности тех лиц, которые выступают инициаторами использования подставных лиц (фактические руководители организаций). «Эта статья устанавливает ответственность за действия субъектов, которые “внедряют” своих лиц в Единый государственный реестр юридических лиц», – пояснил он. 

Геннадий Есаков обратил внимание на достаточно широкое понятие подставного лица, которое на сегодняшний день имеет два основных «преломления». Первая разновидность – это те подставные лица, путем введения в заблуждение либо без ведома которых были внесены данные о них в ЕГРЮЛ. Вторая разновидность – подставные лица, являющиеся органами управления юридического лица, у которых отсутствует цель управления юридическим лицом. «При второй разновидности подставных лиц от лица фактически не требуется совершения своего рода активных действий для того, чтобы стать подставным лицом, – ему достаточно представить соответствующие документы. Второй важный момент – в судебной практике по ст. 173.2 в основном к уголовной ответственности привлекаются лица, которые являются “массовыми” учредителями, руководителями юридических лиц», – разъяснил эксперт. 

Давая характеристику составу преступления по ст. 173.2 УК РФ, лектор подчеркнул, что «в данном случае закон сформулирован “изящно”: он наказывает не саму по себе деятельность в качестве номинального руководителя, а “позволение” сделать себя подставным лицом. Это “массовая статья” для привлечения к уголовной ответственности подставных руководителей». По словам спикера, статистика привлечения лиц к ответственности по ст. 173.1 и 173.2 УК РФ с каждым годом растет, механизмы применения этих норм все более отрабатываются. 

Геннадий Есаков подробно остановился на ситуациях вывода активов, а именно: какие движения капитала в корпоративной сфере потенциально могут подпадать под действие ст. 159 УК РФ, исходя из существующей судебной практики. «Если мы говорим о корпоративном мошенничестве в форме движения капитала, то в подавляющем большинстве случаев это самое движение капитала с точки зрения квалификации связано с перемещением прав на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием», – отметил лектор. 

Спикер обратил внимание, что в уголовном праве выстроена своя специальная конструкция «фактического владельца», которая применяется как для обвиняемого, так и для потерпевшего. «Эта конструкция является чистым вопросом факта, то есть в уголовном праве это продукт “судейского креативизма”, не имеющий четких нормативных критериев», – добавил он. 

Кроме того, в судебной практике сложилась устойчивая практика квалификации вывода одним фактическим владельцем имущества (права на имущество) корпоративных активов по заведомо заниженной стоимости в отсутствие осведомленности об этом иных фактических владельцев как мошенничества ввиду наличия обмана и злоупотребления доверием. 

Говоря о противоправности как о важном признаке корпоративного мошенничества, лектор уточнил, что в большинстве случаев в судебной практике противоправное движение капитала между организациями связано с нарушением порядка совершения тех или иных сделок с точки зрения гражданского законодательства. Самый типичный вариант совершения такого рода преступления – это ситуации, когда нарушается порядок совершения экстраординарных сделок, то есть крупных сделок и сделок с заинтересованностью. 

Геннадий Есаков рассказал также об аспектах злоупотребления полномочиями в корпоративной сфере. Он обратил внимание, что в случае, когда в организации создан не совет директоров, а, например, наблюдательный совет, его члены формально не подпадают под действие примечания 1 к ст. 201 УК РФ, поскольку это и не совет директоров, и не иной коллегиальный исполнительный орган. 

В завершение лекции Геннадий Есаков ответил на вопросы слушателей вебинара.

Источник: Адвокатская газета