Ru Eng

Прокурорский драйвер экономического роста

Санкт-Петербург. 8 июня. ИНТЕРФАКС - Расширение полномочий прокуратуры по уголовным делам будет способствовать снижению давления на бизнес, говорили участники "правовой" сессии Петербургского международного экономического форума. Решение этой проблемы добавит несколько процентов к валовому внутреннему продукту страны, подсчитал один из них.

ЗАЩИТИТЬ С ПОМОЩЬЮ ПРОКУРАТУРЫ

В России бизнес находится под сильным давлением со стороны правоохранительных органов, зачастую неправомерным. 45% дел, возбужденных в отношении предпринимателей, прекращается, не доходя до суда, говорил в феврале 2019 года в послании Федеральному собранию президент РФ Владимир Путин. Но даже те предприниматели, которые не попадают под суд, теряют бизнес полностью или частично - невозможно эффективно управлять им, нах одясь под следствием,
даже если и не в СИЗО.

Решение проблемы такого давления добавит несколько процентов к ВВП, заявил в пятницу на сессии "Правовая среда как катализатор развития экономики. Защита прав инвесторов" на Петербургском международном экономическом форуме председатель комитета партнеров адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Дмитрий Афанасьев. Одна из составляющих такого решения, по его словам, - "вернуть то хорошее, что было в советское время".

К "тому хорошему" Афанасьев отнес право прокуратуры прекращать уголовные дела, что сейчас могут делать следователи и суды, а также согласовывать возбуждение уголовного дела. С ним согласился бизнес-омбудсмен Борис Титов и добавил, что прокуратура должна держать на контроле всем процессуальные действия - обыски, избрание меры пресечения.

"Я поддерживаю позицию, что полномочия (прокуратуры - ИФ) надо, конечно, усиливать. Это аксиома", - откликнулся присутствовавший на сессии генпрокурор РФ Юрий Чайка на ПМЭФ. Это был исключительный случай, когда ему не пришлось самому начинать разговор о необходимости возврата прокуратуре ее былых полномочий, отнятых в ходе реформ в конце нулевых, а поддакивать.

"Надо кардинально менять вопрос о полномочиях прокуратуры в судопроизводстве", - говорил Чайка. По его словам, нужно вернуться к старой практике, когда арестовывал фигурантов уголовных дел прокурор, а не суд, как в настоящий момент. "У нас сейчас, по сути, судья с момента ареста вовлекается в отправление правосудия", - отметил Чайка. Это неверно: суд должен вступать в
процесс только при рассмотрении дела по существу, следовало из слов генпрокурора.

ЗА ПАРТНЕРОВ КАЛВИ ЗАМОЛВИЛИ СЛОВО

Афанасьев, воспользовавшись случаем, попросил Чайку рассмотреть возможность внести представление прокуратуры в суд по изменению меры пресечения для всех фигурантов дела основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви, которые находятся под арестом в СИЗО. Речь идет про директора финансового департамента фонда Baring Vostok Филиппа Дельпаля, партнера фонда Вагана Абгаряна, директора по инвестициям Ивана Зюзина и директора НАО "Первое коллекторское бюро" Максима Владимирова.

Но прямого ответа не получил. "На сегодняшний день дело расследуется законно", - ответил ему Чайка, подчеркнув, что сейчас проводится новая независимая экспертиза в рамках уголовного дела.
Одновременно Титов предлагал чаще использовать залог в качестве меры пресечения для предпринимателей, чтобы не разрушать их бизнес и не оставлять без работы сотни людей.

КНУТ ДЛЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ

Вспомнил Чайка и другую свою старую идею, о которой говорил ранее и в Совете Федерации, и даже ПМЭФ в 2017 году - передать прокурорам право возбуждать и расследовать уголовные дела на следователей.

"Вы говорите о давлении на бизнес. Правильно, он будет существовать, пока следователь будет чувствовать себя независимым и неуязвимым", - сказал он.

Сейчас уголовные дела в отношении следователей должны возбуждаться их коллегами по цеху. "Естественно, там срабатывает солидарность", - оценил ситуацию Чайка, и привел статистику, подтверждающую этот тезис. По его словам, в 2018 году прокуратура отменила 200 постановлений о возбуждении уголовных дел в отношении бизнес-сообщества, но никого не наказали, хотя норма об уголовной ответственности за незаконное возбуждение уголовного дела в целях  воспрепятствования предпринимательской деятельности существует с 2016 года.
"И мы на этот процесс не можем повлиять", - отметил Чайка.

РАСКРЫТЬ ВСЕ, ЧТОБЫ ИЗБЕЖАТЬ ДЕЛА

Возбуждение "предпринимательских" уголовных дел в значительном, если не подавляющем числе случаев, не обходится без других представителей на стороне следствия - в роли потерпевших. Афанасьев говорил, что многие уголовные дела в России возникают из-за стремления собрать доказательства для решения хозяйственного спора уголовно-правовыми средствами.

Решить эту проблему, по его мнению, можно было бы с помощью модернизации арбитражного процесса. Он предлагает позаимствовать из американского или английского процесса институт discovery and disclosure - раскрытие сторонами документов, имеющих отношение к спору.

Это эффективно использующийся в Великобритании и США инструмент, соглашаются опрошенные "Интерфаксом" эксперты, но в России, по их мнению, он неработоспособен и станет сам механизмом для злоупотреблений.

"Инструменты discovery and disclosure и прочие [аналогичные] основываются на том, что весь функционал расследования, которыми наделены силовые структуры в Англии и США доступны гражданским юристам в рамках работы по делам [о мошенничестве] категории civil fraud. Их исполнение вполне эффективно обеспечивается судом, за неисполнение решений которого нарушитель молниеносно привлекается к уголовной ответственности", - говорит управляющий партнер адвокатского бюро "Забейда и партнеры" Александр Забейда.

В России же проведение расследований - это монополия исключительно государственных органов, что в свою очередь существенно увеличивает коррупционный спрос на данный вид "услуг", отмечает он. Продают подобного рода "услуги" госорганы не напрямую, а через посредников, в том числе и юристов.

Поэтому чтобы говорить об эффективном внедрении инструментов высокоразвитых юрисдикций, в первую очередь нужно обеспечить независимость судов и исполняемость судебных решений, в противном случае эти инструменты будут красиво выглядеть только на бумаге, считает Забейда.

Вряд ли можно просто имплементировать этот институт в российское право, считает партнер юрфирмы "Юст" Александр Боломатов. Этот механизм очень завязан на позиции суда, которой вправе определять, какая информация является релевантной и предоставление ее является критическим для разрешения спора. Просто дать аналогичные полномочия российскому суду не выйдет, считает он, возможны злоупотребления.

Единственный способ борьбы с давлением на бизнес - справедливый суд, уверен адвокат Андрей Гривцов. "Все иные инструменты, в том числе изменение законодательства, гуманизация уголовных статей для бизнесменов не работают или работают лишь косметически", - полагает он.

Copyright © 1989 - 2019 Интерфакс www.ifax.ru

Источник: Интерфакс