Ru Eng

Бюджетные хищения оставляют без чиновников

Развитие ситуации по делу о многомиллиардном хищении НДС комментирует адвокат Алексей Касаткин

Следственный комитет РФ прекратил уголовное преследование бывшего замначальника отдела ИФНС №28 Людмилы Гусаковой, обвинения которой были предъявлены в рамках расследования о хищении из бюджета 3 млрд рублей под видом возмещения НДС. Об этом она объявила сама во время слушаний над экс-сотрудниками УВД ЮЗАО Дмитрия Христофорова и Сергея Оганова — другим фигурантам расследования. Таким образом, в громком деле остается все меньше налоговиков.

Слушания по делу Оганова и Христофорова начались в Гагаринском суде 17 марта, а уже спустя три дня было решено допросить ключевого свидетеля обвинения — бывшего заместителя начальника отдела камеральных проверок №1 ИФНС №28 Москвы Людмилу Гусакову. Отвечая на вопросы адвокатов экс-милиционеров, она заявила, что в рамках расследования о хищении бюджетных миллиардов ей были предъявлены обвинения по статье 286 УК РФ (превышение полномочий). Но тут же Гусакова рассказала о полученном на днях уведомлении из СК РФ о прекращении ее уголовного преследования с формулировкой "за отсутствием состава преступления". Защитники попытались развить эту тему, но судья отвела большинство их вопросов.

По сути рассматриваемого дела Гусакова сообщила, что, согласно различным директивам, милиционеров необходимо было привлекать только к выездным проверкам, но обычной практикой стало их участие и в камеральных проверках. Поэтому ничего экстраординарного в том, что Оганов и Христофоров были задействованы в работе ИФНС — нет. По словам Гусаковой, если бы сотрудники УВД предоставили правдивую информацию о том, что у фирм, требовавших возмещения НДС, нет товаров на складе, у них номинальные руководители, то в выплате бюджетных денег было бы отказано. Однако Христофоров и Оганов предоставили материалы в том, что фирмы действующие, а не "однодневки". Правда, потом она рассказала сведения, несколько противоречившие этой версии.

В ходе своей работы Гусакова обнаружила, что проверяемые фирмы сомнительные. Их счета в банках, куда были должны поступить бюджетные средства, открыли незадолго до того, как структуры подали заявления на возмещение НДС. Также у каждой из них на других счетах находились минимальные средства (от 50 копеек до нескольких рублей). Последний факт свидетельствовал, что эти фирмы просто не могли расплачиваться с поставщиками, тогда как требовали возмещения налога именно за сделки по приобретению различных товаров. А фирма "Люция" вообще была зарегистрирована за несколько месяцев до того, как потребовала выплаты НДС.

По словам Гусаковой, обо всех этих фактах она написала докладную записку, которую передала начальнику отдела камеральных проверок №1 Ольге Цымай, а та отправилась с ней к руководителю ИФНС № 28 Ольге Степановой. Потом Цымай передала слова Степановой, что решение о возмещении НДС "по-любому" должно быть положительным.

На следующих слушаниях ожидаются выступления представители потерпевшей стороны, которой следствие почему-то признало не Минфин РФ, а УФНС по Москве.

"Мне непонятно, чем руководствовалась ИФНС № 28, когда в рамках камеральной проверки направила запрос на проверку фирм в УВД ЮЗАО. Это было нарушением. А теперь Гусакова ссылается на некую непонятную и никак юридически не обозначенную практику привлекать милиционеров к камеральным проверкам, — заявил "Росбалту" адвокат Христофорова Алексей Касаткин. — Тем более, что из показаний Гусаковой следует, что и без материалов милиционеров было бы вынесено положительное решение о возмещении НДС".
"Решение о возмещении НДС принималось не на основании материалов сотрудников УВД, а благодаря заключениям юридического, камерального и других отделов ИФНС, а также распоряжению начальника инспекции Степановой, — отметил агентству адвокат Оганова Владимир Жеребенков. — А на скамье подсудимых мы видим только Христофорова и Оганова, чьи действия максимум можно расценить как халатность".

По изначальной версии СК РФ, именно Людмиле Гусаковой было поручено организовать проверку обоснованности требований шестью фирмами ("Русский парк", "Люция", "Экспрессфинанс", "БизнесКонсалт", "Атлантида" и "Крона") выплаты НДС на общую сумму в 3 млрд рублей. СК РФ считает, что эти структуры были "однодневками", а перечисленные им по решению ИФНС № 28 средства похитили.

В изначальных материалах дела говорилось, что мошенничество было совершено "неустановленными лицами совместно с заместителем начальника отдела камеральных проверок №1 ИФНС № 28 Гусаковой Л.В.". По версии следствия, в 2008-2009 годах Гусакова "осознанно провела не соответствующие действительности мероприятия" в отношении фирм, просивших возместить им НДС. К этим "липовым" материалам она приобщила "подложные документы", подготовленные при участии Христофорова и Оганова, а потом составила докладные записки, в которых подтверждала обоснованность требования коммерческими фирмам возмещения НДС. Таким образом, миллиарды рублей были перечислены структурам, не имевшим никакого права на возврат налога.

Однако сейчас все претензии к Гусаковой, которая активно сотрудничала со следствием, сняты.

Помимо Гусаковой, в рамках громкого расследования обвинения были предъявлены Ольге Цымай, сотруднику ИФНС №18 по Москве Сергею Суханову, сотруднику ИФНС №20 по Московской области Людмиле Стрельниковой и сотруднику ИФНС по городу Одинцово Владимиру Андрюхину. Но сейчас и этот список налоговиков уменьшился. Что касается бывшего начальника ИФНС № 28 Москвы Ольги Степановой, то ее не удалось даже допросить. После того, как экс-глава налоговой инспекции уволилась со своей последней должности – советника главы "Рособоронпоставки", она под предлогом лечения улетела за границу и больше в Россию не возвращалась.
 

Источник: Росбалт