Ru Eng

Как повысить силу экспертных исследований для защиты Виктория Буклова

Необходима законодательная регламентация взаимодействия адвокатов и государственных экспертов

Адвокат в силу закона и в сознании граждан является лицом, отстаивающим права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами. Умаление авторитета адвокатуры приведет к дегармонизации отношений судебной власти и общества, снизит уровень доверия к правоохранительным органам. Построение справедливой и эффективной системы правосудия возможно только при конструктивном взаимодействии адвокатуры и государства. Примером такого взаимодействия стала отмена приказа директора ФБУ Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ от 09.09.2021 № 150/1-1, препятствующего адвокатам обращаться с запросами о проведении экспертных исследований в РФЦСЭ.

Вызывает уважение не только быстрое формулирование грамотно обоснованной позиции адвокатского сообщества на изданный приказ, но и своевременное ее доведение до сведения надлежащего адресата. В свою очередь Минюст России продемонстрировал способность государственного органа признавать ошибки и принимать меры к исправлению.

Исходя из буквального содержания УПК РФ и Конституции РФ, которые прямо закрепляют формальное равноправие сторон только в суде, процессуальные возможности сторон в досудебном производстве не равны. 

Право собирать и одновременно оценивать доказательства, то есть фактически беспрепятственно создавать доказательства и вводить их в процесс, предоставлено только должностным лицам, осуществляющим предварительное расследование (ч. 1 ст. 86; ст. 87 УПК РФ). Не включен законодателем адвокат и в число лиц, имеющих в отсутствие надлежаще оформленной доверенности доступ к сведениям, составляющим налоговую или коммерческую тайну, не может он быть и получателем персональных данных и любых конфиденциальных сведений[1].

Наряду с указанными УПК РФ одновременно содержит нормы, согласно которым среди полномочий адвоката как защитника или как представителя потерпевшего по уголовному делу указано право собирать и представлять именно доказательства, необходимые для оказания юридической помощи. На практике мнение привлеченного адвокатом специалиста, адвокатские опросы, иные документы, представленные защитой, являются лишь сведениями, на основании которых должностное лицо или суд будет принимать решение о признании их доказательствами, то есть доказательство защиты становится таковым после решения должностного лица либо суда.

Почти в каждом уголовном деле одним из доказательств стороны обвинения является заключение эксперта. Пользуясь имеющимися ограниченными полномочиями, в 90% случаев адвокаты при работе по уголовным делам в целях обоснования своих ходатайств о недопустимости заключений экспертов как доказательств или о назначении экспертизы обращаются к экспертам либо специалистам за составлением актов экспертных исследований или заключений. Такой вывод сделан автором, исходя из собственного опыта, а также мнения научных работников, основанного на изучении судебной практики[2]. Указанное заключение или акт не является экспертизой, а лишь дополняет мнение адвоката о необходимости назначить судебную экспертизу или о недопустимости доказательства.

Эксперты РФЦСЭ со ссылкой на отсутствие соответствующих норм в Федеральном законе от 31.05.2001 № 73–ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» и процессуальном законодательстве не осуществляют рецензирование, но проводят по обращениям граждан и юридических лиц на договорной основе собственные исследования, которые именуют актами экспертного исследования.

Для следователя, прокурора и суда при оценке заключения или акта, предоставленного защитой, значимы статус и компетенция лица, его составившего. Как показал опыт автора, с научной обоснованностью выводов эксперта РФЦСЭ спорить сложно не только следователям, но и привлекаемым ими для опровержения неудобных следствию выводов экспертам и специалистам. Поэтому трудно переоценить возможность защиты обратиться в целях осуществления защиты прав доверителя по уголовному делу к экспертам РФЦСЭ.

В статье в «Российском адвокате» О. Матюнин, анализируя положения Федерального закона № 73–ФЗ, справедливо оценивает как недостаток отсутствие адвокатов среди лиц, содействие которым является задачей государственной судебно-экспертной деятельности[3]. По совокупному смыслу ст. 2, 37 данного закона и п. 2.4 Устава РФЦСЭ, что подтверждается практикой, адвокат, обращаясь за составлением экспертного исследования по уголовному делу, юридически является для эксперта и руководителя экспертного учреждения обычным гражданином. В целях повышения уровня взаимодействия экспертов с адвокатами и доверия к актам экспертного исследования, по нашему мнению, необходимы законодательная регламентация взаимодействия, определение обязанностей эксперта и руководителя экспертного учреждения именно применительно к производству исследований по обращению адвоката как участника уголовного судопроизводства. 

Дополнений требует и ст. 12 закона, не содержащая указания на проведение государственным экспертом наряду с судебными экспертизами иных экспертных исследований.

Совершенно не лишней, как представляется, стала бы и доработка ч. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63–ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» о полномочиях адвоката обращаться к государственным судебным экспертам.

Одним из признаков правового государства является связанность должностных лиц правовыми предписаниями. Разнородность или отсутствие норм провоцирует ошибки, позволяет злоупотреблять правами одной, обычно более сильной в процессуальном плане стороне. Равенство сторон предполагает не только предоставление стороне защиты реальной возможности довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения органа предварительного расследования и суда, но и доведение этой позиции в равной со стороной обвинения форме – в виде экспертизы защиты.

В настоящее время не просматривается практической реализации в специальных нормах УПК РФ декларируемого принципа равноправия и состязательности сторон, закрепленного в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и п. 4 ст. 15 УПК РФ, предполагающего предоставление сторонам именно равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих прав и законных интересов.

Нет и тенденции усиления ответственности лиц, в производстве которых находятся уголовные дела или материалы проверки, за нарушение прав адвокатов как защитников или как представителей по уголовному делу. Это делает еще более хрупким существующий баланс прав и законных интересов и не способствует развитию государства как правового, подрывает уверенность в беспристрастности следствия и суда как органов государства, предназначенных для соблюдения законных прав и интересов сторон в досудебном и судебном производстве.

В существующих условиях, на наш взгляд, адвокатскому сообществу совместно с государственными органами следует на всех уровнях проводить работу по совершенствованию и развитию законодательства, института адвокатуры РФ в направлении  усиления его значения в государстве, увеличения возможностей адвоката в уголовном процессе, недопустимости нарушения прав адвокатов при осуществлении деятельности и введения вместо формально существующей действительно ощутимой ответственности за нарушение прав адвоката.

[1] Определения Конституционного Суда РФ от 30.09.2004 № 317-О, от 17.06.2008 № 434-О-О, от 29.09.2011 № 1063-О-О, Определение Верховного Суда  РФ от 12.05.2010 № 49-В10-5.

[2] Исаенко В., Павлова Е. Допустимость заключения эксперта и показаний специалиста как предмет судебной оценки // Уголовное право. 2021. № 3. С. 56-62.

[3] Матюнин О. Попали, не глядя: о системной проблеме закрепления правового статуса адвоката на примере отмененного приказа ФБУ РФЦСЭ // Российский адвокат. 27.09.2021. https://ros-advocat.ru/actual/popali-ne-gljadja-o-sistemnoj-probleme-zakreplenija-pravovogo-statusa-advokata-na-primere-otmenennogo-prikaza-fbu-rfcsje/

 

Российский адвокат